Сергей Соболев (sobolev_sv) wrote,
Сергей Соболев
sobolev_sv

Глас вопиющего

Случайно обнаружил заметку коллеги под интригующим названием: "До смерти русской литературы 5 минут".
По прочтении осталось двойственное чувство.

В чем-то автор материала прав - особенно, что касается молодых авторов. Ну, может, немного цифры не точны; хотя и они могут отличаться (не то, что в разных издательствах, но даже внутри одного холдинга издают и платят по разному).
Однако, не думаю, что даже нынешний "идеальный шторм" утопит книгу или целиком корабль русской литературы. "Хоронили тещу, порвали два баяна", ага.
Кому-то не надо спешить радоваться, другим не стоит печалиться. Сейчас мы проходим период трансформации; и эти процессы, болезненные, но в целом очистительные, оздоравливающие, затрагивают не только книжный бизнес, а все стороны нашей жизни. В книжной сфере произойдут - уже происходят - серьезнейшие перемены.

Впрочем, это тема для отдельного материала.
А здесь хотелось бы выставить несколько фрагментов из заметки коллеги почти двухгодичной давности - отчасти это созвучно тому, о чем я сам решил высказаться.

...В этот раз русскую литературу хоронят рыночные условия.

Сегодня писатель получает меньше уборщицы. Еще два года назад минимальный тираж, при котором книга распродавалась без всяких вложений со стороны издателя, был 5 тыс. экземпляров. Сегодня это уже 2,5 тыс. Именно такой тираж у всех начинающих авторов.


Книга уходит из издательства по 80-90 рублей. С этой цифры автор получает процент. Начинающему писателю не дадут больше пяти-шести процентов. Тираж 2,5 тыс. – это слишком мало. Так что считать будем по старой «норме».

Тираж 5 тыс. умножить на цену одной книги 90 рублей. Получаем почти полмиллиона – 450 тыс. рублей. Шесть процентов от этой суммы равно 27 тыс. рублей. Книга пишется минимум полгода.

Итого зарплата писателя 4 500 рублей в месяц.

Хотя очевидно, что первые книги не пишутся по полгода. Год минимум. Александру Бушкову понадобилось двадцать лет, чтобы начать писать по четыре книги в год (серии «Антиквар» и «Бестужев»). У современного же автора нет двадцати лет.

Многие молодые писатели понимают бесперспективность профессии и уходят из литературы.

Например, Захар Прилепин – лауреат литературных премий («Национальный бестселлер», «Супернацбест», «Ясная Поляна» и др.). И Андрей Рубанов ­– финалист «АБС-премии» (международная премия им. Аркадия и Бориса Стругацких), участник лонг-листа «Большая книга», четырехкратный номинант «Национальный бестселлер». Оба печатались с 2005 года и оба ушли в предпринимательство.

Известный писатель-фантаст Леонид Каганов, работающий в жанре с 1995 года, объявил недавно, что уходит из литературы. Множество подающих надежд молодых авторов пишут реже, чем могли бы. Например, Виталий Зыков, Кирилл Бенедиктов, Артем Каменистый и другие.

История знает мало примеров, когда первая книга писателя становилась бестселлером. Первыми на ум приходят Уильям Голдинг с «Повелителем мух» и Джоан Роулинг.

Но это исключения, подтверждающие правило. Голдинг со своим первым романом обошел двадцать одно издательство, Роулинг с первой книгой «Гарри Поттера» получила отказ в двенадцати издательствах.

И тут издателей можно понять. При потоке в несколько сотен рукописей в неделю очень сложно отследить шедевр. Мало кто решится исчерпать свои ресурсы и вложиться в друга (Борис Акунин и издательство «Захаров») или в зарубежного философа нью-эйдж (Пауло Коэльо и издательство «София»).

Как говорила все та же госпожа Роулинг: «Однажды нам придется выбирать между тем, что легко и тем, что правильно». И издатели выбрали то, что полегче.

Просеивать тонны литературного песка в поисках золотых песчинок талантов слишком утомительное занятие. В начале двадцать первого века российское издательство АСТ придумало альтернативу. Как было сказано выше, всегда есть какой-то минимальный тираж, который раскупается без всяких вложений со стороны издателя. Сейчас это 2 тыс. экземпляров, в то время было 5 тыс. И издательство АСТ стало печатать все поступающие к ним рукописи, за исключением совсем уж беспомощных опусов.

И там, где раньше требовалось напечатать одну книгу Лукьяненко тиражом 100 тыс. экземпляров, теперь можно издать 20 книг Ивановых-Петровых-Сидоровых минимальным тиражом. Что в сумме дают те же 100 тыс. и соответствующую прибыль.

Что говорить, если вот, попавшая под руку книжка американки Норы Робертс «На берегу» имеет тираж 3 тыс. экземпляров. Это доп. тираж. Издатель уже продал основной. И делает доп. тираж 3 тысячи. А ведь это Нора Робертс, автор, продержавшийся 861 неделю в топ-листе Нью Йорк Таймс. Из которых 176 недель была на первом месте.

Что в голове у наших издателей? Как хорошо написал московский журналист Илья Стогов.

- Скажите, - поинтересовался я для начала, - а вообще издавать книжки в сегодняшней России – это выгодно?

Редактор улыбнулся и сказал:

- Очень выгодно. Никому об этом не говорите, но на самом деле выгоднее занятия я просто не знаю.


Издание книжек – это бизнес. Скоро издатели будут печатать одни «Буквари» и энциклопедии. Как во всех остальных бизнесах здесь ведется борьба за госзаказы. Кто выиграл, тот может больше не работать. Не искать и не печатать авторов, а штамповать учебники.

Они подрыли дуб, с которого сыпались сладкие желуди. Он засох и рухнул. Русской литературы больше не существует. И это не паникерство. У нас остались Акунин, Лукьяненко, Донцова и остальные мэтры. Их будут печатать, пока они не состарятся и, простите, не умрут.

И после них всё. Конец. Следующего поколения писателей не придет. Они предпочли заняться бизнесом. Или чем-то еще. Чем можно прокормить семью.

И замечания типа "художник должен быть голодным" здесь не работают.

Tags: "20 лет с правом переписки"., "литература", vox populi, Х-файлы, ЭКСМО, информация к размышлению, особое мнение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments